shapka

СЕЛЬСКИЙ СВЯЩЕННИК И ЕГО ПОТОМКИ

вкл. . Опубликовано в История прихода. Просмотров: 2105

Краткое повествование о семье довоенного настоятеля Свято-Ильинского храма с. Теребежов, что на Столинщине…

Это был сын псаломщика с. Поречье Пинского уезда Виссарион Рубанович (ум. в 1941). Его имя (ныне очень редкое) – древнегреческого происхождения. По одному значению – лесной житель.

Но в данном случае мне больше импонирует второй вариант – дающий жизнь некоторым людям… Важно расказать и о супруге отца Виссариона – дочери священника.

Вера, дочь Венедикта и Екатерины (ур. Когачевская, ум. 09.06.1944), происходила из древнего дворянского рода Великого княжества Литовского. На фотографиях (особенно до 1914-го) матушка действительно выглядит величаво-аристократично.

По семейному преданию, два ее брата участвовали в освобождении Болгарии от турецкого ига и погибли за православную веру… Были еще и три сестры. У Анастасии сын служил в Санкт-Петербурге (оттуда прислал памятник из красного мрамора, установленный на могиле бабушки Екатерины возле церкви с. Теребежов), после революции оказался во Франции… Мария Таранович, муж которой служил священником, жила в с. Серники (ныне Украина). У них были сын Владимир и дочь Вера, мужа которой в Гражданскую войну расстреляли красные, а сама она “при Польше” работала акушеркой… Только имя известно о третьей сестре – Любовь…
Матушка была очень мудрым человеком, главным советчиком по важным житейским вопросам для местных сельчан. В семье воспитывалось семеро детей.

Виктор был железнодорожником. Вероятно, после эвакуациии в Первую мировую войну остался в Советской России. Жил в Ростове-на-Дону, 40 лет работал машинистом паровоза.

Николай (ум. в 1966) – офицер царской армии, участник боев Первой мировой войны. Последствием тяжелого ранения стала потеря зрения. Но он не вызывал жалости – остался таким же аккуратным и деятельным человеком, приспособившись к жизни со слепотой. Глаза ему заменяла белая трость, в наше время ставшая символом незрячих. С палочкой гулял по окрестностям родного села, прекрасно ориентируясь во времени и пространстве. Помогал по хозяйству, закалял себя физически, купаясь в реке.

Владимир также был офицером царской армии. В период Польши с женой Елизаветой (ур. Перемчук) жил в родном селе Теребежов с родителями и братом.

В семье говорили, что самыми большими способностями с детства поражал Дмитрий, но мальчик рано умер…

Трагически сложилась жизнь Зинаиды, муж которой, священник, был репрессирован. Сведения о нем приводятся в книге “У Бога мертвых нет” священника Федора Кривоноса (Минск, 2007):

“В селе Кищина Слобода Борисовского района в храме Святых Апостолов Петра и Павла с 1912 года служил священник Сергей Рункевич, рукоположенный в иерейский сан епископом Слуцким Иоанном (Поммером), ныне канонизированным Русской Православной Церковью. По… обвинению в “антисоветской агитации” он был лишен свободы 22 сентября {1929} года и осужден на 3 года заключения в Соловецком концлагере” (стр. 123).

В Гулаг была сослана и его семья. Вскоре жена умерла с голоду, оставив шестеро малолетних детей. Освобожденый из заключения, вдовец взял женщину. Двух мальчиков мачеха согласилась смотреть, но настояла, чтобы четырех девочек отвезли на вокзал и оставили там. Советская власть заботилась о беспризорниках (которых, кстати, сама и обездоливала, но это – другая история) – сирот определили в детдом. Затем родственники матери помогли им в жизнеустройстве. Сестры работали, создали семьи.

Ирина (1919-1980-е) вышла замуж в Столин за вдовца-инженера, католика. Этому очень противилась бабушка, но безрезультатно. Принципиальная тетя – Лариса Лопатко – помирилась с племянницей только на похоронах своей матери... После войны с мужем и его сыном Ирина выехала в Катовице (Польша). У нее родилось двое сыновей. Всю жизнь скрывала, что дед и отец были священниками...

Татьяна (р. ок. 1926) оказалась во Франции. У нее двое детей...

Галина (р. в 1924) живет в Новокузнецке (у нее сын Владимир). Вера (р. в 1921) – в Минске (ее муж был военным летчиком, детей не имели). Безуспешно искали следы отца и братьев…

Нина также связала судьбу со священником – отец Николай Струковский служил в одном из приходов Слуцкого района. Был репрессирован, выслан в Семипалатинск. Имея учительское образование, жена последовала за мужем. Была педагогом и после войны, когда семье разрешили вернуться в Белоруссию. Их единственная дочь Татьяна умерла младенчестве… Супруги жили в Дрогичине, бывший батюшка работал бухгалтером. После смерти жены переехал в Телеханы Ивановского района, где священником служил его брат.

В семейном архиве сохранилась фотография, где запечатлен отец Николай Струковский (крайний справа), его сестра с мужем, Апполлоном Львовичем Роздяловским, и матушка о. Иоанна Струковского. Возможно, он фотографировал, а затем подписал фотографию. Текст, напечатанный на обороте, может служить образцом изящной словесности:

“Дорогая Нина Виссарионовна!
Принося Вас сердечную благодарность за символическое поздравление в День моего Ангела, выразившееся в исполнении Вами так вкусном торте, посылаю 8 фото из цикла Дня Богослова с.г. Татьяна М-на и я крепко Вас и Колю целуем. Ваш (подпись неразборчиво).
1961 г., 12 сентяря, Телеханы”.

Больше всего сведений сохранилось о Ларисе Виссарионовне (ур. Рубанович, 1906-03.07.1982), которая в 1928-м обвенчалась с сыном лунинецкого железнодорожника. Александр Максимович Лопатко (27.08.1904-17.11.1979) получил хорошее образование: закончил знаменитую Лунинецкую русскую реальную гимназию, Виленскую духовную семинарию, богословский факультет Варшавского университета с присвоением звания “магистр православной теологии”. Но При Польше грамотному православному человеку сложно было надеяться на достойное трудоустройство. Чтобы не изменять вере, он, как и многие, стал на духовную стезю.

О матери и отце с удовольствием рассказывает дочь, которая на склоне лет поселилась в доме бабушки и деда (“по мечу”) в Лунинце. Но это – другая история, также достойная отдельной публикации. Пока же посмотрим фотографии из семейного альбома. Порадуемся счастливым мгновениям, которые запечатлены на снимках, жителей и гостей села Нижний Теребежов, где жил священник. Восхитимся замком села Верхний Теребежов, который был разрушен в годы войны. И вспомним достойного батюшку накануне престольного праздника села…
Вера Венедиктовна Рубанович (ур. Когачевская). До 1914.

Вера Венедиктовна Рубанович (ур. Когачевская). До 1914.
Фотография находилась у внучки Ирины, дочери репрессированных Зинаиды и Сергея Рункевичей, в Польше. Она боялась, чтобы не узнали о православном духовенстве в ее роду. Отрезала половину снимка, оставив только бабушку…

Крестный ход на престольный праздник с. Теребежов. Август, 1930-е.
Крестный ход на престольный праздник с. Теребежов. Август, 1930-е.

Дочь и жена священника Вера Венедиктовна Рубанович (ур. Когачевская), ее невестка Елизавета (Дося) Рубанович (ур. Перемчук), Ирина Рункевич (дочь Зинаиды и Сергея) и Николай Лопатко (сын Ларисы и Александра). с. Теребежов Столинского повета, 1935.
Дочь и жена священника Вера Венедиктовна Рубанович (ур. Когачевская), ее невестка Елизавета (Дося) Рубанович (ур. Перемчук), Ирина Рункевич (дочь Зинаиды и Сергея) и Николай Лопатко (сын Ларисы и Александра). с. Теребежов Столинского повета, 1935.

Этот замок был возведен в с. Верхний ТеребежовЭтот замок был возведен в с. Верхний Теребежов. Владелец села, горбатый, был влюблен в свою красавицу-жену и сделал ей подарок. Однако, окончить строительство денег не хватило. Пан застрелился. Замок был разрушен в период войны…
1.Евгения Панасюк (ур. Лопатко),
2.Лариса Лопатко (ур. Рубанович),
3.Люся Савчук (родственница Маркевичей, которые жили на Горе, т.е. в Верхнем Теребежове. Она приезжала к ним на лето из Новогрудка. Маркевич с женой-учительницей в 1940-м были вывезены в Сибирь),
4.Нина Лопатко, дочь Ларисы и Александра;
5.Лев Панасюк, сын Евгении и Андрея;
6.Николай Рубанович,
7.Петр Лопатко,
8.Елизавета (домашнее имя – тетя Дося) Рубанович (ур. Перемчук), жена Владимира (домашнее имя – дядя Вуся),
9.Николай Лопатко,
10.неизвестная,
11.Жорж Савчук (брат Люси, см. №3, он приезжал из Несвижа)
12.Ирина, дочь Зинаиды и Сергея Рункевичей;
13.Околович, офицер царской армии, при Польше зарабатывал тем, что писал картины и продавал. Художник жил в разных семьях, в том числе и у Ларисы и Александра Лопатко,
14. Нина Перемчук, сестра Доси. 1930-е.

1938 август 2. Теребежов. Cвятки.Престольный праздник в Свято-Ильинском храме с. Теребежов Столинского повета. Гости настоятеля –
1. Околович, художник,
2. Березовский, с Украины,
3. Сергей Шевченко, студент из Городной,
4. неизвестный,
5. Александр Лопатко,
6. Георгий (Жорж) Шевченко из Городной,
7. Шаронин, домовладелец из Теребежова,
8. дочь священника из Удрицка,
9. Лев Панасюк,
10. Тамара, гостья из Вильны,
11. Любовь Филаретовна Зазулевич (тетя – сестра матери – Ольги, жены Петра Лопатко) из Высадска (Украина),
12. Лариса Лопатко,
13. Раиса Антоновна Семенчук, жена начальника вокзала станции Горынь,
14. матушка из Столина,
15. священник из Струги,
16. матушка из Струги,
17. Галина из Вильны,
18. Петр Лопатко, тоже священник,брат Александра
19. неизвестная,
20. Анатолий Мацкевич, священник из Столина,
21. матушка из Удрицка,
22. Атрощенко, жил в семье священника Стрелковского,
23. священник из Городной,
24. возможно, матушка из Городной,
25. матушка из Удрицка,
26. о. Виссарион Рубанович (в сапогах),
27. тетя – сестра лунинчанина Максима Лопатко – из Сарн,
28. сестра Раисы Антоновны Семенчук, гостья из Вильны,
29. Вера Венедиктовна Рубанович,
30. жена Василия Шевченко,
31. священник из Удрицка,
32. внизу – девочка и
33. мальчик из Городной,
34. Таня Зазулевич (дочь Любови),
35. Ольга Мацкевич,
36. Нина Лопатко. Август 1938.