shapka

СЕЛЬСКИЙ СВЯЩЕННИК И ЕГО ПОТОМКИ

Автор: Татьяна Конопацкая. Опубликовано в История прихода

Краткое повествование о семье довоенного настоятеля Свято-Ильинского храма с. Теребежов, что на Столинщине…

Это был сын псаломщика с. Поречье Пинского уезда Виссарион Рубанович (ум. в 1941). Его имя (ныне очень редкое) – древнегреческого происхождения. По одному значению – лесной житель.

Но в данном случае мне больше импонирует второй вариант – дающий жизнь некоторым людям… Важно расказать и о супруге отца Виссариона – дочери священника.

Вера, дочь Венедикта и Екатерины (ур. Когачевская, ум. 09.06.1944), происходила из древнего дворянского рода Великого княжества Литовского. На фотографиях (особенно до 1914-го) матушка действительно выглядит величаво-аристократично.

По семейному преданию, два ее брата участвовали в освобождении Болгарии от турецкого ига и погибли за православную веру… Были еще и три сестры. У Анастасии сын служил в Санкт-Петербурге (оттуда прислал памятник из красного мрамора, установленный на могиле бабушки Екатерины возле церкви с. Теребежов), после революции оказался во Франции… Мария Таранович, муж которой служил священником, жила в с. Серники (ныне Украина). У них были сын Владимир и дочь Вера, мужа которой в Гражданскую войну расстреляли красные, а сама она “при Польше” работала акушеркой… Только имя известно о третьей сестре – Любовь…
Матушка была очень мудрым человеком, главным советчиком по важным житейским вопросам для местных сельчан. В семье воспитывалось семеро детей.

Виктор был железнодорожником. Вероятно, после эвакуациии в Первую мировую войну остался в Советской России. Жил в Ростове-на-Дону, 40 лет работал машинистом паровоза.

Николай (ум. в 1966) – офицер царской армии, участник боев Первой мировой войны. Последствием тяжелого ранения стала потеря зрения. Но он не вызывал жалости – остался таким же аккуратным и деятельным человеком, приспособившись к жизни со слепотой. Глаза ему заменяла белая трость, в наше время ставшая символом незрячих. С палочкой гулял по окрестностям родного села, прекрасно ориентируясь во времени и пространстве. Помогал по хозяйству, закалял себя физически, купаясь в реке.

Владимир также был офицером царской армии. В период Польши с женой Елизаветой (ур. Перемчук) жил в родном селе Теребежов с родителями и братом.

В семье говорили, что самыми большими способностями с детства поражал Дмитрий, но мальчик рано умер…

Трагически сложилась жизнь Зинаиды, муж которой, священник, был репрессирован. Сведения о нем приводятся в книге “У Бога мертвых нет” священника Федора Кривоноса (Минск, 2007):

“В селе Кищина Слобода Борисовского района в храме Святых Апостолов Петра и Павла с 1912 года служил священник Сергей Рункевич, рукоположенный в иерейский сан епископом Слуцким Иоанном (Поммером), ныне канонизированным Русской Православной Церковью. По… обвинению в “антисоветской агитации” он был лишен свободы 22 сентября {1929} года и осужден на 3 года заключения в Соловецком концлагере” (стр. 123).

В Гулаг была сослана и его семья. Вскоре жена умерла с голоду, оставив шестеро малолетних детей. Освобожденый из заключения, вдовец взял женщину. Двух мальчиков мачеха согласилась смотреть, но настояла, чтобы четырех девочек отвезли на вокзал и оставили там. Советская власть заботилась о беспризорниках (которых, кстати, сама и обездоливала, но это – другая история) – сирот определили в детдом. Затем родственники матери помогли им в жизнеустройстве. Сестры работали, создали семьи.

Ирина (1919-1980-е) вышла замуж в Столин за вдовца-инженера, католика. Этому очень противилась бабушка, но безрезультатно. Принципиальная тетя – Лариса Лопатко – помирилась с племянницей только на похоронах своей матери... После войны с мужем и его сыном Ирина выехала в Катовице (Польша). У нее родилось двое сыновей. Всю жизнь скрывала, что дед и отец были священниками...

Татьяна (р. ок. 1926) оказалась во Франции. У нее двое детей...

Галина (р. в 1924) живет в Новокузнецке (у нее сын Владимир). Вера (р. в 1921) – в Минске (ее муж был военным летчиком, детей не имели). Безуспешно искали следы отца и братьев…

Нина также связала судьбу со священником – отец Николай Струковский служил в одном из приходов Слуцкого района. Был репрессирован, выслан в Семипалатинск. Имея учительское образование, жена последовала за мужем. Была педагогом и после войны, когда семье разрешили вернуться в Белоруссию. Их единственная дочь Татьяна умерла младенчестве… Супруги жили в Дрогичине, бывший батюшка работал бухгалтером. После смерти жены переехал в Телеханы Ивановского района, где священником служил его брат.

В семейном архиве сохранилась фотография, где запечатлен отец Николай Струковский (крайний справа), его сестра с мужем, Апполлоном Львовичем Роздяловским, и матушка о. Иоанна Струковского. Возможно, он фотографировал, а затем подписал фотографию. Текст, напечатанный на обороте, может служить образцом изящной словесности:

“Дорогая Нина Виссарионовна!
Принося Вас сердечную благодарность за символическое поздравление в День моего Ангела, выразившееся в исполнении Вами так вкусном торте, посылаю 8 фото из цикла Дня Богослова с.г. Татьяна М-на и я крепко Вас и Колю целуем. Ваш (подпись неразборчиво).
1961 г., 12 сентяря, Телеханы”.

Больше всего сведений сохранилось о Ларисе Виссарионовне (ур. Рубанович, 1906-03.07.1982), которая в 1928-м обвенчалась с сыном лунинецкого железнодорожника. Александр Максимович Лопатко (27.08.1904-17.11.1979) получил хорошее образование: закончил знаменитую Лунинецкую русскую реальную гимназию, Виленскую духовную семинарию, богословский факультет Варшавского университета с присвоением звания “магистр православной теологии”. Но При Польше грамотному православному человеку сложно было надеяться на достойное трудоустройство. Чтобы не изменять вере, он, как и многие, стал на духовную стезю.

О матери и отце с удовольствием рассказывает дочь, которая на склоне лет поселилась в доме бабушки и деда (“по мечу”) в Лунинце. Но это – другая история, также достойная отдельной публикации. Пока же посмотрим фотографии из семейного альбома. Порадуемся счастливым мгновениям, которые запечатлены на снимках, жителей и гостей села Нижний Теребежов, где жил священник. Восхитимся замком села Верхний Теребежов, который был разрушен в годы войны. И вспомним достойного батюшку накануне престольного праздника села…